Чистопрудов Дмитрий (chistoprudov) wrote,
Чистопрудов Дмитрий
chistoprudov

Белтир. Поселок, которого нет

Россия, Горный Алтай. Осенью 2003 года поселок Белтир перенес сильнейшие разрушения в результате землетрясения. Эпицентр был всего в 3 км от жилых домов. Было уничтожено более половины домов и почти все хозяйственные постройки, без крова остались 1400 человек. Район объявили зоной чрезвычайного бедствия, а поселок признали не подлежашим к восстановлению. Спустя некоторое время основную часть жителей расселили. Но несколько десятков людей упорно продолжают жить в «мертвом» селе, которое официально уже не существует.



Продолжение рассказа о моей поездке с командой «Авторевю» на Алтай.



1. Утро выдалось холодным. То ли от мороза, то ли от выпитой вечером араки, я долго собирался с мыслями и решил прогуляться по ближайшим холмам. Когда показалось солнце, жизнь стала налаживаться.





2. После быстрого завтрака снова в путь. Мы вернулись обратно на трассу и отправились дальше в сторону Кош-Агача и монгольской границы.
Кош-Агач — это административный центр Кош-Агачского района Республики Алтай, который находится на берегу реки Чуя на 890-ом километре федеральной автомобильной дороги М52 «Чуйский тракт». Такая своеобразная столица района. Вроде бы тут даже был аэропорт.





3. В Кош-Агаче все спокойно. Батюшка Ленин стоит рядом с администрацией.





4. Рядом с Лениным стоит собака и мусорный контейнер.





5. Дорога на Бельтир. Около 40 км асфальтовой дороги, которая много лет не видела ремонта.
Про поселок нам рассказали алтайцы. 9-бальное землетрясение по шкале Рихтера привело к таянию нескольких ледников, вызвало ряд крупных оползней, разрушило поселок, но не убило ни одного человека.





6. Готовые декорации для фильмов про зомби. Только ехать сюда далековато. На первый взгляд поселок показался заброшенным.





7. Константин Сорокин и неработающая АЗС.





8. Потом мы заметили животных. И вообще для брошенного поселка здесь было слишком чисто, как на площадке Мосфильма.





9. Местные жители говорят, что животные почувствовали беду за месяц до толчков: с пастбищ ушли горные козлы, сурки вышли из спячки, а в поселок неожиданно наведались волки.





10. Больше половины зданий разрушено или заброшено. Вид из здания бывшей школы.





11. А вот и местные жители.





12. В Бельтире осталось сорок семей.





13. Уставшие старики держатся за землю и хотят умереть на родине своих предков. Ленивая молодежь держится за бутылку и не хочет ничего.





14.





15. Но кто-то продолжает трудиться, занимаясь пастбищным животноводством и экспериментируя с тепличным хозяйством. Кто-то рыбачит.





16.





17. Село располагается у слияния двух рек — Талдура и Чаган. Где-то здесь был эпицентр землетрясения. Мы выезжаем из села и отправляемся на поиски Талдуринского оползня — геологической достопримечательности.





18. А вокрук — красота!





19. Неожиданно встречаем стадо верблюдов.





20. Арка-Узук или «Сорванный вниз лес». Новейший по времени возникновения и значительный по масштабам сошедших оползневых масс. Вот как выглядит соскальзывающий горный сейсмооползень блокового типа. Раньше это был ровный лесной склон.





21. Часто встречаются курганы.





22. Опять верблюды. Прежде на Алтае их держали для караванных переходов, а сегодня разводят ради молока, шерсти и мяса.





23.





24.





25. Насмотревшись на последствия оползня и на верблюдов, мы возвращаемся в поселок в поисках «языка».





26. Среди руин работает медпункт, почта (что странно) и библиотека, а в магазин стараниями одного из предпринимателей периодически завозят продукты.





27. Глядя на тех, кто остался жить в разрушенном Белтире, сложно избавиться от ощущения, что люди до сих пор пребывают в шоке от случившегося.





28.





29.





30. Даже те, кто цепляется за жизнь изо всех сил, в разговоре по душам признают, что будущего у Белтира нет.





31. «И все-таки она наша! Наша Раша!»





32. Намного лучше дела обстоят в «новом» Белтире. Большая часть из тех, кто остался без крыши над головой, перебралась в новый поселок Бельтир, построенный на республиканские средства и деньги меценатов. За разрушенное жилье каждая из пострадавших семей получила тогда денежную компенсацию — в среднем около полумиллиона рублей. Что уже неплохо.





33. Современный городок стоит на семи ветрах (Новый Бельтир возвели прямо посреди Чуйской степи) — и пока вроде бы стоит твердо, даже несмотря на множественные строительные огрехи, которые выявили работники прокуратуры.





34. Мы зашли в гости в один домик узнать что и как. Взрослые сильно тоскуют по старому поселку. Там были горы, лес, река, а здесь — на многие километры голая степь. Но и это лучше, чем ничего. Печка вон есть.





35. Умывальник тоже.





36. Нам показали несколько фотографий разлома, снятых на следующий день после землетрясения.





37. Такие дела.





38. Вечером мы с трудом и приключениями въехали в приграничную зону и попытались нагнать других участников пробега. Об этом в следующий раз.



Часть текста взята из статьи Авторевю: Афтершок

Предыдущие серии:
Новосибирск — Манжерок
Дорога к пчелам за 4 млрд рублей
Дорога — труба



Каталог всех моих записей в блоге



Дмитрий Чистопрудов, фотоагентство Vostok. По вопросам проведения съемок пишите на электронную почту mail@vostokphotos.ru
Tags: Алтай, Горы, Путешествия, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →