Чистопрудов Дмитрий (chistoprudov) wrote,
Чистопрудов Дмитрий
chistoprudov

День оленевода

Предыдущая часть | Следующая часть (апрельская поездка)

Давно я мечтал забраться в самую глубь центральной России, куда-нибудь в Сибирь, подальше от больших городов и дорог, в места, куда можно добраться только на вертолете, или зимой по зимнику. Очень мне хотелось посмотреть в таких удаленных местах на настоящую, нетронутую цивилизацией жизнь местных народов. И вот настал этот шанс — заброситься в самое сердце нашей станы — в Эвенкейский район Красноярского края. Да и не просто так, а на главный праздник в году — день Оленевода!

Почему вместо радостных эвенков и стада олений на заглавной фотография буровиков? — спросите вы. Ответ на этот вопрос вы найдете под катом.





1. Началось все с Красноярска. Я уже третий раз прилетаю в этот город, но не успеваю его посмотреть. При этом город мне все больше и больше нравится. Вот такой неплохой вид открывается из окна гостиницы «Красноярск» на Коммунальный мост и Енисей. В Красноярске замечательные рестораны с вкуснейшей едой. Таких вкусных роллов я ни ел нигде! А еще на рынке я купил мегавкусную рыбу местного производства, но забыл ее название. О, я никогда не забуду этот вкус!





2. Красноярск — это миллионник, крупнейший культурный, экономический и образовательный центр Восточной Сибири. Город основан в 1628 году и является крупнейшим из старинных городов Сибири.





3. Вернемся к теме рассказа. Путь к оленеводам оказался не прост. Начнем с того, что в Сибири и на Дальнем Востоке другие расстояния. На карте все рядом, а на деле нет. Один только Красноярский Край по своей площади входил бы в десятку крупнейших стран мира, а Эвенкейский муниципальный район по своим размерам больше всей Германии в два с лишним раза! Чтобы попасть на праздник Оленевода в поселок Суринду, нужно пролететь всего 800 километров на северо-восток. Аэродромов в тайге нет, поэтому вариант только один — вертолет.





4. Это был мой первый мой полет на МИ-8. И в первый полет мне повезло — мне досталось место в навороченном вертолете нефтяников! По компоновке салон был похож на АН-24, а в передней части был даже столик. За ним сидели важные экологи.




5. Первые пару часов летелось прекрасно. Светило солнце, внизу проплывали бескрайние сибирские леса. Красота!





6.





7. Вертолет шел ровно и плавно. Совсем не как вертолет. К шуму винтов голова постепенно привыкла и перестала его замечать. Желающие могли одеть звукопоглощающие наушники, но тогда не получалось разговаривать с соседями и экологами.





8.






09. Любоваться тайгой получалось только через передние иллюминаторы. В остальных было мало что видно — весь вид перекрывали дополнительные топливные баки. А без дополнительных топливных баков в этих краях нельзя.





10. Пролетели Енисей...





11. Пролетели Ангару.





12. Хвостовой вид. Сверху жужжал карданный вал, передающий крутящий момент на задний винт. По соображениям безопасности, я решил сделать этот кадр только во время стоянки.





13. После Ангары погода резко испортилась. Очень зря.





14. Дальше мы летели через метель и облака. Порой видимость ухудшалась, но пилоты уверенно шли вперед на высоте около 700-800 метров. В иллюминаторах горизонтальными линиями мелькал снег.





15.





16. Когда вертолет начал снижаться, слева по борту показалась одна из кустовых площадок на Юрубчено-Тохомского нефтегазового месторождения. Здесь по плану мы садились на дозаправку.

Добыча в промышленных масштабах на Юрубчено-Тохомском месторождении пока не ведется. В год добывается всего 50-60 тысяч тонн на собственные нужды и на обеспечение топливом северных территорий. Раньше в тех краях в качестве топлива использовали завозимый по рекам мазут, теперь — свою местную юрубченскую нефть, которая с учетом доставки выходит в 2-3 раза дешевле.

Когда же через пару лет сюда дотянутся нити нефтепровода Куюмба — Тайшет, нефть станут добывать в промышленных масштабах миллионами тонн в год.





17. Пока техники заправляли вертолет, все пассажиры убежали в здание мини-аэропорта — после трех часов полета с предложенными на борту минеральной водой и чаем в туалет захотелось всем без исключения. Я бежал одним из первых, и не сразу обратил внимание, что на месторождении построен настоящий мини-аэропорт. С залом ожидания и полноценной зоной досмотра. Причем досматривают не только на вылет, но и прилетающих — на месторождении действует строжайший запрет на алкоголь. Попавшихся увольняют без разговоров и предупреждений. А бонусом выкатывают серьезный штраф.

Пока мы рассматривали здание аэропорта, пришло сообщение, что диспетчеры закрыли северные квадраты из-за погоды. Лететь к оленеводам было нельзя. Да и вообще в этот день летать куда-либо не советовалось.





18. Из красноярской весны и +10º мы попали в обычную зиму с ветром и снегом. Согревала мысль о том, что недалеко есть жизнь — поселок нефтяников. А значит есть столовая и теплые помещения. Такой вариант мне нравился гораздо больше, чем ночевка посреди тайги в вертолете. Во втором варианте вряд ли бы мы нашли магазин и вообще никого бы не встретили. В Эвенкейском районе феноменальная плотность населения — 1 человек на 50 км2. Один человек на ПЯТЬДЕСЯТ квадратных километров! С такой же плотностью на всей территории Москвы жило бы всего 55 человек.





19. Когда стало ясно, что к эвенкам вертолет не полетит, организаторы поездки быстро согласовали экскурсию по буровой установке на четвертом кустовом основании. За что им огромное спасибо! Так, день оленевода я провел не в чуме с оленеводами, а на буровой установке с буровиками. Мы оперативно прошли инструктаж и отправились на экскурсию. Дальше рассказ пойдет в этом направлении.

Попасть на нефтяное месторождение просто из праздного любопытства первый встречный не сможет — объект режимный, повышенной опасности, бригады работают вахтовым методом, случайных людей нет. Но нам повезло — с нами в вертолете летели нужные люди )

Современное бурение скважин ведется безамбарным способом. Понятие безамбарное бурение подразумевает систему с высокой степенью очистки буровых растворов. В советское время отработанный раствор, относящийся к третьему классу опасности, сливали в амбар — некую «организованную лужу», а когда вышку демонтировали, амбар засыпали реагентами, гасили и просто закапывали в землю. Амбар, кроме сжигания попутного газа — являлся основном источник загрязнения окружающей среды, побочным продуктом нефтегазовой отрасли.

Провожу эксперимент. Я добавил в пост запись похода по буровой установке, чтобы улучшить эффект присутствия.







20. На переднем плане — готовая и законсервированная эксплуатационная скважина. Внутри нее находится бетонная пробка, которая компенсирует высокое давление нефти. После ввода в эксплуатацию кустового основания и присоединения его к нефтепроводу, пробка будет пробурена и начнется добыча нефти.

Скважины имеют горизонтальное или наклонное окончание и расходятся в разные стороны в радиусе полутора километров. Длина скважины может достигать более четырех километров — это как расстояние от Кремля до СИТИ, только под землей. Современное «интеллектуальное бурение» позволяет выискивать те самые расщелины и каверны, где залегает нефть. Получается некий спрут, который стараниями геологов на ощупь находит залегания нефти. Теперь нефтяники не «засеивают» осваиваемую территорию "частоколом" буровых. На каждом кустовом основании пробуривается в среднем 6-8 скважин. Это позволяет до 8 раз уменьшить территорию под буровые, следовательно уменьшить воздействие на природу.





21. Технические колонны.





22. Процесс спуска технические колонн. К моменту нашего приезда, на установке велось бурение на глубине 2375 метров. До финиша оставалось еще больше километра.

Прежде, чем бурить горизонт, при бурении «технички» уже идет набор угла, а остатки набираются при бурении под эксплуатационную колонну. При выходе из колонны, угол скважины достигает 90º. Радиус поворота в данном конкретном случае составляет около 2,5 километров.





23. Кран буровой установки.





24. Труба НКТ.





25.





26. Соединительная муфта на технической колонне. С помощью специального гигантского ключа трубу вкручивают в муфту с чудовищным усилием, чтобы вся колонна могла выдержать давление до 200 атмосфер. В процессе бурения диаметр технических труб и самого долота уменьшается с 40 сантиметров до 15. Пустоты за стенками колонны заполняются цементным раствором.





27. Вот они, настоящие сибирские мужики. Целый месяц они работают посменно, не обращая внимание на погоду.





28. Особенно сложно бывает в сибирские сорокаградусные морозы, когда вся установка покрывается инеем и льдом. Это вам не в офисах в белых рубашках сидеть и лайки в фейсбуке ставить! Это настоящий труд. Несмотря на суровую профессию, буровики, вначале смущались и стеснялись фотографироваться, а потом разошлись и начали позировать )

Хотел бы я попробовать провести с буровиками одну месячную вахту. Пожить в поселке, прочувствовать все, погрузиться в быт. Но не бурить, а снимать процесс — для бурения я слабоват.





29. В состав буровой вахты входит семь человек: бурильщик, четыре его помощника, слесарь по обслуживанию бурового оборудования и электромонтер. Также здесь находится персонал подрядчиков по наклонно направленному бурению, по буровому раствору, по обслуживанию электрической части и механической части площадки. Всего единовременно на территории кустовой площадки работают более 50 человек.





30. Вахта длится четыре недели, потом четыре недели отдых дома. Многие рабочие не проводят четыре недели отпуска на диване, а идут подрабатывать.





31. Принято считать, что один нефтяник дает работу 8-10 специалистам других сфер деятельности. Остальные — это специалисты обслуживания и смежных отраслей, в том числе повара, строители, доктора, полиция и так далее.





32. Ах, какие лица!





33.





34. В закрытых блоках бурильной установки (насосного блока и блока очистки раствора) шумно и нет ничего интересного для съемки. Самое интересное на установке — это работяги.





35. Зарплата нефтяников зависит от многих факторов. Например, у буровиков она выше, чем у операторов, работающих на готовых скважинах. Но если все сильно усреднить, получится около 100 тысяч рублей за вахту.





36. В поселке есть магазин и столовая. Полноценный обед стоит всего 120-150 рублей (для регионов крайнего севера это дешево). Мясо — говядина, свинина и оленина, купленная у местных охотников.





37. Через пару часов снова запросили разрешение на полет. В Суринду опять отказ, а домой в Красноярск разрешили. В итоге пришлось выгружать из вертолета подарки, подготовленные к празднику, и отправлять их по зимнику.





38. Вся тайга расчерчена бесконечными просеками геодезистов. Такая большая тетрадь в клеточку.





39.





40. Россия.





41. Через три часа мы приземлились в аэропорту Черемшанка. Так я провел день оленевода.



Огромное спасибо сотрудникам «Восточно-Сибирской нефтегазовой компании» за интересную экскурсию и место в вертолете! А до оленеводов я еще доберусь...

Предыдущая часть | Следующая часть (апрельская поездка)
Оглавление:

1. Иркутск
2. Байкал, абстрактный репортаж
3. Пейзажи Ольхона
4. Лед Байкала
5. Омуль
6. Ночная фотосъемка автомобиля на льду, бухгалтерия поездки
7. День оленевода

Проект «12 месяцев»

Tags: Буровики, Красноярск, Красноярский край, Люди, Путешествия, Работа, Россия, Сибирь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →