Чистопрудов Дмитрий (chistoprudov) wrote,
Чистопрудов Дмитрий
chistoprudov

5700 километров на Шеви-Ниве по Кавказу. Записки инженера. Северный Кавказ, часть 11

Предыдущая часть | Следующая часть

Продолжение публикации дневника Антона, моего друга и однокурсника, который отправился вместе с нами в поездку на Кавказ, где героически исполнял обязанности механика. Он все время приглядывал за Нивой и иногда за Блейзером, следил за уровнями всех жидкостей и регулярно лазил под днище. Каждое утро, пока мы с трудом просыпались, Антохи уже не было в номере. Он чинил Ниву.



Будет много текста! Кому не удобно читать на черном фоне, рекомендую открыть пост в оформлении вашего блога



Записки механика-инженера про любовь к Шниве, Дагестану и автопутешествиям.
Часть II. Горы Дагестана и концентрат красоты.


По дороге в Дагестан мы изрядно умотались. Две тысячи километров без ночевки и отдыха — это вам не хухры-мухры. Даже экипаж Блейзера на очередных питстопах вылезал с квадратными попами. Особенно его подвеска была беспощадна к задним пассажирам. Ну ничего, думали мы, сейчас доедем до Дербента, а там — разгрузочный день. Так, по крайней мере, обещал Диман.

Разгрузочный день начался с подъема в 7 утра и экспресс завтрака. Потом бегом по машинам, потому мы уже опаздывали на экскурсию к Магомеду. Непосредственное знакомство с Дагестаном мы начали с исторической части Дербента, с мечети Джума и древних магалов города.





Мы зашли в старейшую мечеть. То что время наложило свой отпечаток было заметно по покосившимся проемам сводов, но при этом внутри было очень чисто, аккуратно и ухожено. Интересно, что до сих пор идут споры о возрасте города, поскольку не прекращаются археологические изыскания, и постоянно что-то находят, что открывает новое и опровергает ранее открытое.





Пешая прогулка по магалам рождала устойчивые ассоциацию с «Чёрт побери!» Очень похоже на кадры из «Бриллиантовой руки», хотя Дима сказал, что известная сцена снималась в Баку. Каменные мостовые, каменные стены, море, восточный колорит, жаль что разбавленный совершенно хаотичной паутиной проводов, крышами, крытыми крашенным профлистом, и телевизионными антеннами-тарелками, большая часть которых уже изрядно поржавела. Впрочем наличие этого понять можно: людям хочется жить нормально: чтоб свет горел, крыша не текла и зомбоящик вещал с четкой картинкой, вот и обустраиваются в меру возможностей. Но в целом, несмотря на новодел, было впечатление, будто я перенесся на много веков назад.





Гулять по Дербенту было круто: малоэтажная застройка, с одной стороны море, с другой стороны горы, на вершине проглядывает крепость, от которой тянутся две полуразрушенные стены, зелень на деревьях и кустах распускается.





Как сказал Коля, «вот представь, что у тебя дома был бы кусок стены, которому две тысячи лет!»

Приятно, что никто на нашу толпу косо не смотрел, а наоборот, многие проходя мимо здоровались, спрашивали откуда мы, зачем приехали, и нравиться ли нам Дербент. Узнав, что наша «делегация» нечто вроде СМИ, рассказывали что-то о своей жизни, рекомендовали посетить те или иные достопримечательности, приглашали на чай и просили написать о насущных проблемах: от мусора на улицах (чтоб не соврать, что все там радужно, вынужден признать, что сие явление присутствует, не тотально и повсеместно, но есть) до коррупции во власти.





Далее мы поднялись на Крепость Нарын-Кала. Со стен старой крепости открывается отличная панорама Дербента: на ней начинают прорастать очаги многоэтажной застройки. На окраинах проглядывались здания явно каких-то производственных цехов. Еще практически вплотную крепость окружают чьи-то огороды. Впрочем вреда историческому облику, я считаю, это не наносит.





На крепости было довольно людно: плотный поток экскурсий. Магомед был нашим личным экскурсоводом, и с большим интересом рассказывал нам исторические зарисовки, умело сдабривая их веселыми шутками и байками. В конце экскурсии нас познакомили с директором музейного комплекса Леонидом Фархатовичем, который умудрился за пару минут накрыть нам стол и угостить чаем с куличом! А я то и забыл, что в тот день была пасха.




Также друзья Магомеда помогли нам с приобретением дербентских «сувениров» — нескольких коробок отличнейшего коньяка местного завода. Сам я в коньяках не секу, но кого потом угощал — говорили что суперский. Вообще у Магомеда каждый прохожий — друг или знакомый. Удивительный человек Магомед. Когда мы пошли перекусить в ресторан у старых стен крепости, он попросил своего друга Бабаева Фикрета Шыхи-Оглы, который больше двадцати лет работает в ларьке продавцом газет, присмотреть за нашими машинами, где на заднем сидении красовались три ящика коньяка. Шыхи-Оглы обрадовался гостям и просьбе, и даже подарил нам сборник своих стихов «Я жить хочу, а не казаться».






Все было очень интересно, и даже почти не хотелось спать. По плану разгрузочного дня дальше нас ждало знакомство с традиционным ремеслом Дагестана — изготовлением ковров. Наполнив желудки чаем и куличом, мы попрыгали в автомобили и двинули в Табасаранский район. Нашим проводником в мир ковров стал близкий друг Магомеда и просто хороший человек Рамазанов Айваз. Он предприниматель, очень душевный дядька, филантроп и меценат: помогает больным детям.

Дорога в Табасаран стала моим первым знакомством с горным Дагестаном. Для меня это вау-виды, для машины — подъемы, спуски и серпантины. Диман ехал рядом и даже не расчехлил свой фотоаппарат. Я рулил и тихонько ругался матом от невиданной красоты, а потом не выдержал, и попросил Димана снять волшебные пейзажи, хотя бы на мой говнофотик. На что он холодно ответил, что это все фигня, и только через пару дней начнутся настоящие горы.

Интересный факт: табасаранский район — самый репродуктивный регион в России. Пока ездили, наши провожатые показали: вон за той горой село, которое самое чадолюбивое село в округе: там практически в каждой семье по 10-12 детей!





На месте к нам присоединилась Умганат Сулейманова, школьная учительница, писательница, поэтесса и тоже очень хороший, интересный и красивый человек! Ковроткачество — ее хобби. У себя дома она показала нам свой небольшой ткацкий станок, собственноручно сотканные ковры и основные приемы их изготовления. Магомед и Айваз договорились с местными жителями, чтобы нас пустили в дом, где целая бригада по частным заказам изготавливает серьезные ковры. Нам оказали большую честь: ковер был уже практически закончен, но мастерицы дождались нашего приезда и специально для нас заканчивали и срезали со станка под объективами наших камер. Как нам объяснили, когда срезают ковер — надо желание загадывать!





Далее в программе разгрузочного дня значилось посещение ткацкой фабрики. Фабрика была небольшой, и по внешнему виду было понятно что переживает она не лучшие времена. По рассказам раньше на ней трудилось на порядок больше людей. На фабрике «в стапелях» висело всего три ковра, но каких! Во первых весьма убедительных размеров — 6х4. Во вторых это рисунок и цвета. Уж я на что не любитель ковров, но это ковры так ковры… Реально завораживают игрой рисунка и переливами оттенков: глубина цветов потрясающая. При этом все красители натуральные, не говоря уж о нитках.









Закончилась поездка в Табасаран групповым фото (Нива в этом деле выступила большой табуреткой) и прямо таки царским пиром в доме брата Айваза.



Так вышло, что мы с Димоном были самыми молодыми в нашем коллективе. Разница с Чистопрудовым у нас всего один день! О, в тот вечер я в полной мере ощутил каково быть самым младшим — я был на розливе! К концу ужина на полу выстроилась целая батарея пустых бутылок коньяка, но при этом никто не напился. Весь вечер прошел невероятно душевно. Если бы не стопроцентная занятость на розливе, я бы точно записывал все тосты — уж больно они были красивы. В гостиницу вернулись крепко за полночь. Разгрузочный день отдыха удался на славу. Я унул в падении на кровать, еще не коснувшись подушки.





На следующее утро пока все спали, я совершил рейд по автомагазинам и приобрел шприц для доливки масла в раздатку. Весь предыдущий день душа была не спокойна, ибо хрен его знал, сколько масла там осталось в нашей Ниве. Договорился с мужиками из соседних гаражей, чтобы заехать к ним в гости на яму для проведения инспекции. Вскрытие показало, что масла в раздатке много, даже с запасом, и ближайшее время доливать ничего не потребуется, поскольку при откручивании заливной пробки масло начинало вытекать из под нее прямо на меня. Обнаружился пробел в моем арсенале: ключа для шнивовской пробки у меня не было, пришлось сначала позаимствовать у мужиков из сервиса, а потом и приобрести, дабы в дальнейшем иметь возможность поглядывать за уровнем масла. Пока я стоял на яме, решил заодно подтянуть ручник, а то в Табасаране пару раз забывал с него снимать, и удивлялся еще, толи бензин фиговый, толи подъем шибко крутой.




Еще мужики на сервисе дали телефон главы Цахура, поселения, в которое мы по совету Магомеда собирались ехать. Мы оперативно позавтракали и выдвинулись в сторону границы с Азербайджаном.





Дорога в сторону границы, должен заметить, была практически идеальной. Потом мы свернули и поехали вдоль границы, которая петляла по руслу реки Самур. Покрытие стало похуже, но оставалось все равно годным. Началась приграничная зона с Азербайджаном. За Рутулом прошли погранзаставу, подружившись с солдатиками и скрасив их рутинную службу бутылочкой Столичной. Пограничники добросовестно переписали все наши паспортные данные и пропустили с миром, и напутствиями, как вести себя с местными и до куда можно доехать и куда ехать нельзя.




После Рутула закончился асфальт и пошел грейдер. На Шниве по нему ехалось спокойно 60 км/ч и более. На некоторых участках почему-то дорога по рельефу напоминала шифер на крыше: по ней надо было ехать или совсем шепотом, или по принципу «больше газа — меньше ям». Целый день тошнить по этим кочкам не хотелось, поэтому мы хорошенько наваливали по этой ряби. При темпе движения километров 60-80 только небольшой зуд ощущался — амортизаторы не давали колесам проваливаться в каждый изгиб. Здоровья машине это не прибавляло, но и особого вреда думаю не принесло. Так, только в салоне несколько сверчков завелось. Интересно, на сколько бы машины хватило если б каждый день так ездить?




Дальше дорога пошла более ровная но узкая. Она прекрасно подошла бы для какого-нибудь раллийного допа, уж больно подмывала она ввалить как следует. Отрезвляли крутые обрывы слева по борту, да дорога совсем не знакомая, повороты по большей части были непросматриваемыми. А еще высокий темп не удавалось держать поскольку пейзажи были совершенно нереальные: скалистые горы, внизу бурная горная река, дорога, уходящая в облака и на горизонте горы в белых шапках. Вся эта красотень заставляла устраивать постоянные фотостопы, и смысл гнать пропал окончательно. Слегка повжигать удалось между фотостопами, когда Дима или Коля говорили: «а поставь машину вооооон там на краю того обрыва». Получалось: туда едешь и смотришь что да как, а обратно уже нормальным ходильником, но не доводя дела до заносов. Все-таки цель экспедиции была несколько иная, чем развалить машину черт знает где.





Забравшись на высоту 1840 метров над уровнем моря, нашему взору открылся в закатных лучах солнца поселок Цахур. Совершенно потрясающие по своему колориту места! Каменный городок, дома в котором как грибы на дереве растут прямо из горы, ущелье, по которому бежит горный ручей, а вокруг всего этого горы, на которых лежит снег! Такое у нас на даче в Луховицах не показывают. Жилые дома практически все были оштукатурены и побелены, хозяйственные постройки имели или просто сложенные из камня стены или были облеплены кизяком. В городе была мечеть с минаретом, восстановленным в 1994 году силами населения.





Много домов давно покинуты, но при этом не заброшены и практически все пригодны для проживания. Еще есть своя школа, недавно отстроенная, немного в стороне от поселка. Потому что старую школу снесло лавиной, сошедшей по ущелью. По приезду нас сразу встретил глава поселения, Алиев Вагиф, и несколько местных жителей. Оказалось малый, который на сервисе дал телефон главы Цахура, сам позвонил Вагифу (они, как позже выяснилось хорошие друзья) и предупредил, что едут гости. Вагиф естественно пригласил нас поужинать и остановиться у него в доме. Отказаться было невозможно, и мы с удовольствием приняли приглашение. Сели ужинать, знакомиться, общаться и еще раз общаться. Огромную благодарность хочется выразить маме Вагифа, Уминат Махмудовне, которая все время нашего пребывания нас кормила, поила и всячески за нами ухаживала!




На следующий день решили походить по городу, по окружающим его горам и спокойно пофотографировать. После завтрака полезли в гору. Для меня, впервые оказавшегося в нормальных горах, пребывание на высоте отвесило изрядный щелчок по носу: вроде в своих физических кондициях никогда ущербным себя не считал. Глядя вверх думал «ну чо тут такого, ща как забегу! У себя в подмосковье же по крутым берегам речек взбирался вообще без вопросов, даже зимой и со сноубордом». Но организьм сказал, что нифига у меня не выйдет: одышка и слабость. Но постепенно привык. Несколько поспособствовала этому выкуренная самокрутка из колиного табака. Лишившись последнего кислорода, вместо которого вдруг пошел дым, организьм очень обрадовался, когда тот закончился и опять появилось чуток воздуха. Погода радовала свинцовыми тучами, да периодическим дождиком.





Идти стало легче. Очень хотелось добраться до самых облаков, из чисто детского интереса. Но, впрочем, как и предполагал, оказались они нифига не из сахарной ваты, а из холодного и мокрого тумана, из которого периодически накрапывал противный дождь.

Одинокий столбик на склоне — это и есть Антоха.





Я лез и офигевал от пейзажей: раньше я такое только на картинках и видел, а теперь стоял здесь, и все было передо мной: я это сам видел, слышал и чувствовал. Интересно, что даже незначительное перемещение по горам сильно меняло видимую картинку. Вроде отошел на десяток шагов, а можно сделать уже совершенно другую фотографию. Коля разбил свой фотоаппарат об камни, и мы пошли вниз. Во время спуска сильно натер ногу. Загулялись так, что вернулись уже даже не к обеду, а к ужину. За столом Вагиф познакомил нас с главами соседних поселений, с которыми он вместе проводил свой рабочий день и пригласил их вечером для знакомства с нами. За столом нам рассказали о том, как сами на субботниках построили вышку мобильной связи. Так что даже в весьма отдаленных горных селениях теперь есть мобильная связь с 3G Интернетом. Еще я с удовольствием послушал рассказы Вагифа про охоту, посмотрел фотографии мест, где они обычно охотятся. Понял, что всей красоты Дагестана мы за время нашего путешествия не увидим, потому что ходить и любоваться там можно было бесконечно.




Утром пошли любоваться рассветом. Рассвет в горах — штука прекрасная, скажу я вам. Как бы не хотелось уезжать, но пришлось двигаться дальше. Перед спуском в долину, мы решили еще немного проехать в сторону Азербайджана, посмотреть, до куда пустят. По дороге мы старательно пачкали машины во всех встречающихся лужах, поскольку мыть их было негде, некогда и практически бессмысленно. А как учил Дима, машина на фотографии должна быть или идеально чистой, или изгвазданной по самое немогу.





Мы заехали в поселения Мишлеш и Дженых и добрались практически до азербайджанской границы. Вдали виднелись тракторы и другая строительная техника — это строилась новая дорога в Азербайджан. По словам местных жителей, у многих в Азербайджане родственники. При Советском союзе они могли за 3-4 часа пешком через перевалы и красоту в горах прийти друг к другу в гости. Но с распадом Союза и появлением границ путь значительно удлинился: приходится ехать более 12 часов на машине до погранперехода на трассе «Кавказ».





В итоге доехали до села Оттал, а дальше пограничники не пустили. Значит пора было разворачиваться. Мы попрощались с Вагифом и взяли курс на следующую точку нашего маршрута — самое высокогорное село в Европе и самое южное в России — поселок Куруш.

Куруш тоже находится в пятикилометровой приграничной зоне, поэтому нам нужно было получить очередное разрешение от пограничников на заставе на окраине города Ахты. Где-то в районе обеда мы добрались до заставы, но там нас ждал облом: у них там проходила какая-то проверка, и человек, который мог выдать нам пропуск был страшно и сильно занят.

На время ожидания решено было разделиться: я, Коля и Яна поехали в центр Ахты посмотреть старый мост, а Дима и Саша остались ждать пропусков. В итоге ожидание заняло добрую половину дня, и в сторону Куруша мы выдвинулись уже часов в семь вечера.




Я уступил руль Диме. Свернули с трассы на Куруш в Усухчае. Через километр асфальт закончился и пошло не пойми что. Каменистая грунтовка. Скорость удавалось держать 20-30 км/ч максимум, поскольку на камнях крепко трясло. Оно и понятно: асфальтоукладчик сюда уже не затащишь. И дорога все круче и круче забиралась в гору. Тут уже Дима уступил мне руль, а сам сел заниматься администрированием нашей поездки: ему постоянно звонили люди, которые помогали нам в организации нашего путешествия, и регулярно интересовались где мы.





Чтобы удобней было лезть в гору я перевел раздатку на пониженный ряд. В горах понижайка здорово помогает, особенно если учесть что избытка дури в Шнивском движке и так-то не наблюдается, а тут еще значительная часть мощи теряется за счет разреженного воздуха и бензина сомнительного качества. Быстро темнело. Потом как-то резко мы ввалились в адской плотности туман: видимость была метров 10-15 с вывернутой на максимум интуицией. Диман безрадостно констатировал — въехали в облака. Повороты серпантинов приходилось нащупывать чуть ли не бампером. Скорость совсем упала, практически до пешеходной. Тяжело было переть в гору не только Шниве, но и Блейзеру: начала греться трансмиссия. Поиск в мануале предельно допустимой температуры ни к чему не привел, но переход на понижайку процесс перегрева тормознул.





До Куруша добрались около полуночи. Шел снег. Под ногами вязла жижа из грязи и навоза. Мы остановились у главы села Тагира Аслановича, который уже было хотел ехать нам навстречу, уж больно долго нас не было. Посидели, поужинали, поболтали, и опять мало поспали. Наутро наскоро позавтракали и бегом побежали фотографировать. С утра еще лежал снег, но под лучами восходящего солнца быстро таял. В целом погода не радовала, было скорее пасмурно.








Решили еще немного поснимать Шниву. Пока отгонял Блейзер, чуть не уронил его в огород соседей. Поскольку село высокогорное, то выращивать себе еду несколько затруднительно. Поэтому основной род занятий населения — животноводство. Оттого и весьма специфичное покрытие на улицах. Вот по этой субстанции блейзер на своих асфальтовых Бриджстоунах и пополз покушаться на целостность соседского забора. Значительная доля вины конечно на мне: машина незнакомая, обзорность назад не ахти, улицы тесные. Но все обошлось. На краю дороги колеса зацепились за торчащие камни и катастрофы не случилось. Слегка чиркнув порогом об камень мы с Блейзером спустились на ровную площадку и освободили выезд Шниве.




Так понравившиеся на асфальте континенталевские лапти неплохо проявили себя на раскисших дорогах вокруг Куруша: пока ставили машину для съемки нигде не поскользнулся, не закопался, не заскользил вниз по склону, во все горочки залез сам. Хотя экстремальным бездорожьем это вряд ли можно назвать. Ждать улучшения погоды мы не стали и решили довольствоваться тем, что уже успели наснимать.




Фото на память с Тагиром на фоне облаков.





Выяснилось, что травит теперь не только заднее левое колесо у Шнивы, но и правое заднее у Блейзера. Я попросил Димана сфотографировать процесс подкачки хваленого внедорожника, дабы не только ремонты Нивы в репортажах мелькали.





В час дня мы вновь подняли паруса: впереди нас ждала Чиркейская ГЭС.




Предыдущая часть | Следующая часть


Оглавление:

1. Дербент
2. Путешествие за ковром
3. Цахур
4. Юг России, Куруш
5. Жизнь высоко в горах
6. Путеводитель по дагестанским заправкам
7. Чиркейская ГЭС
8. Гамсутль. Последний из могикан
9. Дагстайл
10. Записки инженера, Часть I
11. Записки инженера, Часть II
12. Записки инженера, Часть III
13. Кубачи
14. Дагестанская свадьба
15. Грозный
16. Эльбрус
17. Обсерватория Терскол
18. Итоги путешествия. Автомобиль, быт и бухгалтерия поездки

Проект «12 месяцев»

Tags: 12 месяцев, chevrolet, Горы, Дагестан, Люди, Природа, Путешествия, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →