Чистопрудов Дмитрий (chistoprudov) wrote,
Чистопрудов Дмитрий
chistoprudov

5700 километров на Шеви-Ниве по Кавказу. Записки инженера. Северный Кавказ, часть 12

Предыдущая часть | Следующая часть

Третья и заключительная часть дневника моего друга Антона, инженера и просто хорошего человека, который взялся следить (и почти все время управлять) выданной нам Нивой во время апрельской поездки по Дагестану. Предыдущие части тут: часть I и часть II



Будет много текста! Кому не удобно читать на черном фоне, рекомендую открыть пост в оформлении вашего блога



Записки механика-инженера про любовь к Шниве, Дагестану и автопутешествиям.
Часть III. Чиркейская ГЭС, Кубачи и дагестанская свадьба.


Из Куруша по свету да под горочку ехалось веселее. Мы опять попали в облака, хотя разницы с обычным туманом никакой нет, скажу я вам. Так же сыро и так же пахнет теплотрассой. На камнях хорошенько трясло, при этом, по словам пассажиров, в Ниве тряслось комфортней, чем в Блейзере. После вчерашнего затяжного подъема у Нивы стал заканчиваться бензин. А заправляться абы где в Дагестане никак нельзя, иначе можно схватить ослиной мочи вместо топлива.





На очередной кочке в салоне Блейзера отвалилась ручка на стойке. Не выдержала нагрузки руки фотографа. Ручку обратно я прикрутил быстро, но в очередной раз позлорадствовал, что мол и ваш импортный Блейзер без ремонта не обходится.





Спустились до Усухчая. Начался асфальт, и мы, скрестив пальцы, решили таки плюнуть Ниве в бак хоть что-нибудь. Оператор на бензоколонке честно признался, что если в Ниву их топливо еще можно лить, то такие (кивнул в сторону Блейзера) у нас никто заправлять не рисковал. А что делать, нужно было дотянуть до трассы — там нас ждала уже проверенная заправка «Ласточка».

Нива скушала угощение, поморщилась, но поехала. Благо дорога шла под уклон.





За прошедшие три дня мы насмотрелись на горы и серпантины в таком концентрированном виде, что голова шла кругом. Или это разряженный воздух был виноват? Впечатлений было так много, что даже в багажник не вмещались, а ведь это была лишь половина нашего маршрута по Дагестану!





Мы вышли на трассу и нажали. Махачкалу проехали, а точнее объехали безо всяких эксцессов, хотя опасались, что на большом блок-посту силы правопорядка могут устроить капитальный досмотр с проверками документов и прочими сюрпризами. Про этот пост Дима вспоминал неприятные истории из его поездки с Авторевю. К счастью никому мы оказались нафиг не интересны. Батянькин тряпошный талисман «от ГАИ» работал исправно.

От Махачкалы свернули на Р275 и пошли в сторону Буйнакска. Трасса была с идеальным асфальтом. Жалею, что я не на своей Калине там оказался: серпантин на перевале невероятно располагал к отжигу. Чем некоторые местные там успешно и занимаются. Дров на наших глазах не наломал никто. Хотя про местный стиль езды стоит немного рассказать отдельно.

Дороги в Дагестане преимущественно двухполосные, но при этом с неплохим покрытием, позволяющим держать приличную скорость и, соответственно, совершать обгоны с выездом на встречку. В конце концов удается разъехаться не всем, о чем свидетельствуют отнюдь не пустующие авторазборы с тотальными лепешками вдоль дорог. Очень много битых машин именно со следами лобовых столкновений.





Уже затемно приехали на Чиркейскую ГЭС. Суровые автоматчики в свете прожекторов с подозрением поглядывали на два чумазых автомобиля. Как по закону подлости, звездное небо начало затягивать чем-то плотным и свинцовым. К проходной подъехал наш провожатый Шамиль. На въезде машины тщательно досмотрели. Предательски звякнули наши ящики с коньяком, но они были запечатаны, поэтому их пропустили, но сказали, что на станции строжайший сухой режим.

Мы заехали на территорию станции и вышли из автомобилей. Привычная тишина горных пейзажей уступила место низкочастотному монотонному гудению трансформаторов. У-у-у-у-у-у. Я подошел к краю гребня плотины и заглянул вниз. В лицо ударил поток воздуха и чуть не сорвал мою любимую кепку с авиасалона в Жуковском. Вид потрясал! Четыре огромных водовода уходили далеко вниз, к машинному залу. Плотина впечатляла не хуже заснеженных четерехтысячников, которые еще утром мы наблюдали в Куруше.




Мы дошли до эксплуатационного водозброса, и Дима успел сделать только одну фотографию, как пошел дождь. По горному резкий и уверенный. Мы спрятались под навесом у охранников. Дождь ненадолго ослаб, и мы предприняли еще одну попытку что-то поснимать. Я помогал Диману и выступал в роли подпорки.








Но дождь пошел с новой силой и сорвал ночную фотосъемку окончательно. Ребята свернули удочки, и мы поехали на ночлег. На это раз нас приютила компания «Русгидро». Нам выделили просторную конторскую квартиру в поселке Дубки, предназначенную для размещения командированных сотрудников и смежников. После трех ночей высоко в горах очень не хватало городского уюта, кроватей и, конечно, душа. В ванной почему-то не работала душевая лейка, и пока ребята готовили чай, я сгонял в Ниву за инструментами и устранил неисправность.





Поселок Дубки — типичный соцгородок, построенный при Союзе для строителей и работников ГЭС. Тихий, достаточно чистый, но видно что бедный. Мало-помалу развивается малый бизнес, в лице небольших торговых точек. Одной из достопримечательностей города — памятник Ленину, на котором статуя вождя представлена в шапке-ушанке. Ребята, почему-то решили Ленина не снимать.










Приехал Шамиль и предложил перед тем, как ехать на станцию, посмотреть на каньон в городе. Мол он тут рядом, вон за теми домами. Все отнеслись к предложению скептически. Ну какой еще каньон в городе, да за теми домами? Но отказываться было не вежливо, и мы порулили. Уже через пару минут мы припарковались у крайних домов рядом с какими-то гаражами. Ребята ускакали снимать каньон, а я опять полез в багажник Нивы за инструментом — Шамиль правым передним колесом словил шуруп.





Ребята вернулись когда я заканчивал шиномонтаж.
— Ну что, погнали? — спросил я, вытирая руки о старые семейные трусы, которые захватил вместо тряпки.
— Какой погнали! Иди посмотри на каньон. Красота невероятная!










Да, может быть в вашем городе тоже есть каньон, но я готов поспорить, что он полная фигня по сравнению с каньоном в Дубках! Оказавшись на его краю, сердце начало учащенно биться, голова кружиться и уже никуда не хотелось идти, ни на какую ГЭС.



Увеличить изображение




Все же поехали на ГЭС. На проходной нас снова ждала тщательная проверка, занявшая правда на этот раз меньше времени, поскольку практически все вещи мы оставили в квартире. Первым делом мы отправились в канал водосброса. Это такая огромная труба в скале, где могут поместиться сразу четыре тоннеля метро!




Нам удалось вживую увидеть устройство ГЭС как на картинках в энциклопедиях, ну разве что только не в разрезе. Мы прошли практически от самого турбинного колеса до щеточного узла генератора. И даже покатали Диму на кране, установленном в машинном зале, который используется при проведении ремонтов. Как потом заметил Димон, после средневекового антуража горных сел южного Дагестана, оказаться на таком высокотехнологичном объекте — как принять контрастный душ.















После прогулки по станции нас угостили обедом в форелевом хозяйстве, расположенном прямо на территории ГЭС. Рыбу там разводят в емкостях которые при строительстве плотины использовались для промывки песка и щебня.



Увеличить изображение




Далее мы разделились. Я отправился мыть Шниву, поскольку было желание поснимать ее на фоне плотины в чистом виде. Остальные отправились в плавание к кошкой по верхнему бьефу.










Потом Диму привязали и спустили в водосброс, но уже сверху. Маленький человечек на фоне этой огромной дыры, которую сотрудники вневедомственной охраны называют очком дьявола, выглядел как муха в унитазе. Немыслимое по масштабам сооружение использовалось за всю свою историю всего раз пять.





Пришла очередь Нивы! Ребята сделали несколько неплохих фотографий, хотя и намучались знатно. Напоследок нас провели по цементационно дренажным галереям расположенным в теле плотины. В квартиру мы вернулись без задних ног, привычные к усталости от массы впечатлений, и дали храпака.
















На утро — ранний подъем, экспресс завтрак, и снова в путь. Следующей точкой нашего маршрута было село Кубачи, известное своим традиционным ювелирным промыслом. Яна выразила желание порулить Шнивой, я в свою очередь решился потестить Блейзера.

В целом впечатления от него положительные, но себе бы такой никогда не купил. Во-первых дизайн — по мне так никакой. Запоминающегося образа и стиля нет. Вроде и есть все что считается «круто», типа раскосых фар, раздутых арок и т. д., но вот в душу не западает. Весь он какой-то жирноватый и как мятый какой-то что ли. При этом по езде все очень не дурно. Есть очень достойный мотор, наверное самое приятное что есть в этой машине — дизель, достаточно тихий, хотя все равно в салоне по звуку понятно, что дизель. Тяги дофига, прям с низов и до верха. В гору влезает практически не замечая. Движок можно даже покрутить, крутится нормально, но смысла в этом особого нет, на обгоне если только совсем в затяжной подъем. 

Автомат — плавный, переключается шустро. Старается переключаться как можно раньше, топливо экономит. Очень понравилось, что честно держит передачу в ручном режиме. В горах особенно полезно это, позволяет двигателем тормозить, и на обгонах не ждешь подставы в виде пропавшей тяги в связи переходом на повышенную, только потому, что нужно пол стакана солярки сэкономить.

Рулевое — острое, но легковатое. В поворотах, если не доводить до предела, стоит нормально, не кренится. Но если ввалить побыстрей, проявляется валкость. Все-таки масса и рамная конструкция с высоким центром тяжести. До предельных режимов и скольжений мы его не доводили. Салон — удобный, полно полочек, ниш, кармашков. Но не очень просторный: все таки под полом рама, пол высокий. Для такой слоноподобности снаружи хотелось бы больше простора внутри. Салон Шнивы, при гораздо меньших внешних габаритах авто не воспринимается более тесным.

Обзорность назад плохая, очень плохая. Окна низкие и узкие, а стойки толстые. Сиденья третьего ряда всю дорогу были сложенные и заваленные барахлом, про них ничего сказать не могу. Сидушки несколько сутулые. Хотелось большего подпора под спину, но в целом спина не ныла даже через несколько часов пути. Кожа на сиденьях дурацкая. Сидеть на ней неприятно. Отделка без претензий на роскошь. Но это я как раз скорее одобряю. Нет лишнего пафоса, все честно и в общем современно.

Самый большой провал сей колесницы — подвеска, особенно задняя. На неровностях начинает раскачиваться утлой лодочкой и чувствуется как кузов гуляет относительно рамы, и вибрирует. Дополняется все это вибрацией от колес, поскольку они здоровые и тяжелые. По ровной дороге конечно тишь да гладь. Но по неровной — ощущения такие, что амортизаторов нет вообще. Есть всякие полезные примочки, типа помощника спуска с горы, регулировки громкости на руле, круиз-контроля, розетки в багажнике, охлаждаемого бардачка. В общем и целом неплохо, но грезить о нем не заставляет, да и цена кусается.





Мы проехали Махачкалу с ее вечногорящей свалкой и двинули в Кубачи. Не доезжая села Кала свернули на Маджалис и дальше на Уркарах. Дорога ухудшалась, в асфальте встречалось все больше ям. Ниве это определенно нравилось. Чем дальше мы ехали от побережья — тем фантастичней открывались виды. Можно было тормозить на каждом повороте и любоваться. Мы скрипели зубами, из за того, что график получился слишком плотный, и не было времени спокойно насладиться всей этой красотой, которая вынужденно пролетала мимо. Пару фотостопов мы конечно сделали. Но вообще это преступление, пилить по такой красоте без остановок.















От Уркараха асфальт кончился, и пошел грейдер. Не такой убийственный как по дороге в Куруш, но и не такой гладкий как в Цахуре. Нечто среднее. Где-то чуть поровней, но в основном дорога была каменистой. Больше 40 км/ч не поедешь, а в основном ехалось еще медленней.

Во второй половине дня мы добрались до Кубачей, где нас уже ждал брат главы поселка — Абдусалам Куртаев. Ребята радовались, что удалось заняться съемкой засветло, да и закат обещал быть красивым. Но как обычно, налетели тучки, через которые редко поглядывало солнце. Абдусалам, видя, как переживают ребята, сказал, что сейчас все уладит. Потом позвонил куда-то, и сказал, что все будет красиво. Бабки нашепчут. Будет и туман, и солнце. И спустя 15 минут тучи немного отступили, да туман куда надо наполз.



Увеличить изображение




С наступлением сумерок мы стали спускаться в старые районы поселка. Сам поселок весьма большой, по словам Абдусалама — около 3000 дворов. Есть старая часть, где дома налеплены один к другому вплотную, и новые районы, где дома уже более просторные и у каждого имеется подворье. Абдусалам сказал, что многие уезжают на заработки в другие регионы. Но держатся корней, и на лето многие приезжают на Родину. И обязательно помогают материально всем общепоселковым проектам. А делается, опять же силами местных жителей, немало: поселок газифицирован, можно представить чего это стоило в горах, строится новая дорога, реконструирована башня крепости.





В старых кварталах мы зашли к одному мастеру, занимающимся изготовлением традиционных изделий из серебра. Насколько я понял из рассказанного, специализация у каждога мастера своя: каждый выбирает вид деятельности, к которому душа лежит, и под который рука лучше заточена. Мастер у которого мы были специализировался на сборке и пайке: кувшинов, пепельниц, сахарниц и других приборов. Другие мастера специализируются на чем-то другом: кто-то на изготовлении заготовок, на раскройке, штамповке, вальцовке, гибке; кто-то на ковке, на нанесении узоров, резьбе и чернении.




Как сказал Абдусалам, кузнецов владеющих древним мастерством изготовления боевых клинков осталось совсем мало, перечесть по пальцам одной руки. Передача навыков тут происходит от поколения к поколению, и только в пределах родственных связей жителей Кубачей. Чужаков никто учить не будет. При этом остается одна лазейка — можно стать родственником мастера, если жениться на кубачинке. Женщины при этом тоже владеют традиционными ремеслами, пока мы были заняты съемкой работы мастера-ювелира, его жена сидела с нами в комнате и вязала носки с традиционными узорами. Нас всех таким носочками одарили. Очень красивые и теплые. Чувствуется, что сделано с душой.





За разговорами мы узнали, что у кубачинцев женщины, единственные во всем Дагестане, носят белые платки: если видишь женщину в белом платке – 100% она кубачинка. Платки, естественно, тоже хэндмэйд, с традиционными узорами.

Дальше нас ждал вкуснейший ужин в местном кафе у подножия башни. На ночлег мы остановились в доме Абдусалама. Он продемонстрировал свою мастерскую и свои изделия. Для себя Абдусалам выбрал ремесло изготовления филиграни и лаковых вставок. Его отец занимается резьбой по металлу. Практически в каждом доме есть семейный музей, в котором хранятся семейные реликвии. Дом Абдусалама в этом плане не исключение. К сожалению, посетить других мастеров и частные музеи не удалось, но на то у нас была уважительная причина — нас ждала традиционная дагестанская свадьба! Поэтому туманным утром совершенно невыспавшиеся мы поднялись, выпили чаю и покатились через горы в направлении Гуниба.





Поехали напрямик через Урари и Акушу. Дорога была в основном хреновым грейдером. Но чем дальше, тем ровней. Средняя скорость то падала до 20-40 км/ч, то поднималась до 60. Здорово помогал навигатор. У меня это Асусовский смартфон с установленной навигационной софтиной Гармин. Детализация карты и то, как навигатор вел по маршруту, здорово помогало — я ехал как по стенограмме в ралли, повороты знал заранее и можно было держать чуть боле высокий темп (с поправкой на то, что не знаешь какие колдобины окажутся за следующим закрытым поворотом). Как назло мобила периодически подглючивала и теряла связь со спутниками, лишая ценной информации.





Ближе к Гунибу пошел асфальт. Почти везде очень ровный, особенно на свежеотремонтированных участках. Хорошая дорога позволила нагнать отставание от графика, возникшее при движении по грунтовкам. Пейзажи начали напоминать дорогу Джубга-Сочи. Наверное, в основном из-за наличия сосен. На серпантинах с просматриваемыми поворотами я начал немного атаковать, опять же в рамках разумного. По салону полетела фотоаппаратура и все что было не закреплено. Дима просил сбавить темп. Жалко конечно, что повжигать не удалось, но зато все целые доехали, в том числе покрышки. Асфальт там хороший, шершавый, с хорошим держаком, и шасси Шнивы располагали пошалить.





У Гунибской ГЭС нас встретил Муртазали Магомедов, начальник управления культуры и молодежной политики Гунибского района. По его приглашению мы и приехали на свадьбу, на ней он был тамадой. Муртазали приехал на хорошенькой старой Ниве. Белой, такой, как писали авторевюшники.





Свадьба проходила в селе Рогуджа. По рассказам Муртазали, сейчас в Дагестане свадьбы принято играть в Махачкале, для чего снимаются огромные банкетные залы. Но чем примечательна была эта свадьба — ее решили провести в родном селении, по традиционным обычаям. Одной из самых примечательных традиций — то что для жениха и невесты родственниками уже построен дом.





Возле этого дома и развернулось основное действо. После того как жених забрал невесту из дома родителей и привез в новый дом начались поздравления с песнями и танцами. И угощения, угощения, угощения. Даже не знаю, как женщины успевали столько готовить, чтобы всех накормить. Блюда шли сплошным потоком, а гости, поскольку количество мест за столами было ограничено, постоянно сменяли друг друга.



Когда подошла наша очередь – нам предложили попробовать абсолютно все, а отказаться было невозможно, во-первых, чтобы не обидеть, во-вторых, потому, что выглядело и пахло угощение совершенно нереально вкусно, впрочем, вид и запах весьма точно отражали вкус. Так что пришлось пожалеть о недостаточной емкости собственного желудка. Постепенно гости начинали расходиться, а мы еще ходили по старым, брошенным и полуразрушенным кварталам села. Попутно Муртазали рассказывал нам обычаи и особенности организации свадеб и семейной жизни.





На следующий день опять запланировали очень много, благо Дагестан оказался весьма богат на разные достопримечательности. Жаль, что даже половины из запланированного посмотреть не удалось. Перед поездкой еще раз забрался под Шниву проверить масло в раздатке. Масла было залито от души, и несмотря на течь, уровень по прежнему оставался выше заливной пробки. В очередной раз докачал колеса: заднее левое на Шниве и заднее правое на Блейзере.





Мы забрались на плато с противоположной стороны реки Сулак, пытались найти вид на Гуниб как на картине Айвазовского. Окружающие панорамы прямо таки нашептывали еще поснимать Шниву. Самые эффектные кадры, естественно, были со стоящей на краю обрыва машиной. На первый взгляд, рельеф вроде бы не сложный, но напрямик нифига не проедешь: подъедешь поближе — то там овражек, не совместимый с геометрической проходимостью Шнивы, то камни торчат и норовят распороть картер. Приходилось искать пути объезда. И на склоны, казавшиеся вроде бы пологими, заезжал на пониженной и внатяг. Заползая на один из таких склонов попал на участок с травой и влажным грунтом. Цепных свойств шин уже не хватало. Попробовал тронуться с пробуксовкой сцепы, но не помогло: сцепа подгорела, а Шнива заглохла. Из за этого она расстроилась и зажгла чек. Но завелась, и благополучно поехала дальше, но чтобы влезть на тот холм пришлось откатываться назад и штурмовать по другой траектории.




Антон и Муртузали на отвесном склоне Гунибского плато любуются долиной реки Сулак и водохранилищем Гунибской ГЭС.





Гора Гуниб представляет собой природную крепость. Возвышающаяся над окружающими ущельями на 200—400 метров, она имеет на большей части периметра практически отвесные склоны. Именно это место стало последним оплотом имама Шамиля. Здесь закончилась Кавказская война.





Дальше мы двинули по полузаросшей дороге в село Гамсутль, где живет один единственный житель. Муртузали ехал впереди, показывая своей белой Нивой направление дороги. Но до самого Гамсутля доехать не удалось, поскольку дороги туда просто не существует. Вся наша экспедиция отправилась дальше пешком, а Димон вообще ломанулся напрямик в гору, чтобы успеть снять развалины поселка до захода солнца. Я остался с Нивой разобраться, отчего горит чек. Предположил, что скорее всего ошибка связана с пропаданием напряжения. Я подцепил по временной схеме борткомпьютер, который покупал в ЗИП. Предположение подтвердилось: комп выдал ошибки: «пропадание напряжение на ЭБУ», «неверный сигнал датчика распредвала», и вдобавок ошибки «высокий сигнал датчика кислорода», и «высокий сигнал датчика детонации» — видимо заправки дагестанским бензином наложили свой отпечаток на работу двигла. Я снял ошибки, закончил ковыряться с машиной и побежал догонять ребят.





Добрался до села через час. Издалека оно напоминало нечто среднее между бревном, изъеденным муравьями, и куском сыра. Учитывая, что света в нем нет, в голове не укладывается, как там жить можно?





К машинам спустились уже в сумерках. До самой реки нас провожал Абдулжалил, тот самый единственный житель Гамсутля. Он попрощался с нами и пошел потихоньку обратно в заброшенный поселок, попивая прихваченную бутылочку пива.

Муртазали опять повел нас на своей Ниве. Все-таки чувствовалось, что умеет мужик ездить. Он держал бодрый такой темп, и при этом не вваливается ни в какие ямы. То есть дорогу знал назубок. Сначала я даже выключил фары, чтоб не слепит его в зеркалах, но так ехать было не очень комфортно, и пришлось фары включить обратно. Но регулятор уровня выкрутил максимально вниз.

Я гнал за ним, стараясь держать минимально возможную дистанцию. Шниве это давалась буквально на пределе возможностей. В Ниве Муртазали двигатель точно такой же, но сама классическая Нива килограмм на 300 полегче. Во время всех заездов в Гунибе двигался преимущественно на понижайке. Так рабочий диапазон двигателя больше подходил для движения в гору. Но коробке при таком раскладе доставалось, поскольку в горах я старался тормозить не только штатными тормозами, но и двигателем. А двигаясь под гору машина раскатывалась так, что даже с перегазовками переключения вниз иногда сопровождались хрустом. Эти заезды по ночному Гунибу стали для меня одним из самых ярких впечатлений, поскольку проходили практически в темпе раллийного допа, только вместо стенограммы у нас был Муртазали. Это завораживало — гнать по ночному петляющему серпантину и проноситься мимо сел, которые ночью выглядят как светящиеся и мерцающие муравейники.

Антоха был самым отзывчивым на трассе и останавливался всем помогать, даже когда это было явно бесполезно. С таким человеком можно смело идти в разведку.





В Гунибе нас ждала уже натопленная баня. Крепко за полночь вернулись в гостиницу, поужинали и вырубились едва успев раздеться.





На следующее утро был намечен отъезд из Гуниба и всего Дагестана. Мы попрощались с Муртазали и поехали в сторону Хасавюрта. Дорога шла вдоль реки Сулак, на которой расположен целый каскад ГЭС. Мы проехали Унцукуль, в какой-то момент забрались по серпантину в гору и нырнули в тоннель. Он оказался очень длинным, Сильно длинней даже чем Лефортовский на ТТК. Оказалось, что это Гимринский автодорожный тоннель — самый длинный автодорожный тоннель на территории нашей страны. Длина — 4300 метров.





51. Снова проехали мимо Чиркейской ГЭС и решили сделать пару фотографий водохранилища и самой платины. Я с Колей и Яной спустился на Блейзере к водохранилищу, чтобы помыть и поснимать сего слона.





В итоге Диме с Сашей удалось снять при дневном свете тело плотины...





А Коле — как мы сели. Стоящие у воды Жигули рыбаков и сама поверхность берегов внушали уверенность, что можно совершенно спокойно съехать прямо к воде. На всякий случай я задействовал внедорожный потенциал Блейзера: включил полный привод и понижайку. Но как только спустились, понял, что мы сели.

Сразу полезли мысли, что сейчас придется бежать искать трактор, пока Блейзер совсем не засосало. Попытки вытолкать эту 2,5-тонную корову силами рыбаков, Коли и Яны успехом не увенчались. Ну откуда мне было знать, что понижайка включается только при нейтральном положении коробки? Инструкцию, естественно, начали читать, когда выяснили что передние колеса у нас не гребут, и уже закопались. Как назло лопата уехала вместе со Шнивой. Телефоны Димы и Саши не доступны. С грязными матюгами пришлось копать руками, ногами и подкладывать под колеса камни. Потом Коля сказал про включение понижайки в нейтрали. И когда он успел про это узнать? К этому моменту колеи были прокопаны, камни подложены, и чудесным образом Блейзер выпорхнул из выкопанной самим себе ловушки.





Поставили его подальше от воды, помыли и снова занялись ожесточенным сексом с выталкиванием. Пока мыли, грунт под колесами стал таким же топким, как и у кромки воды. Изматерившись, героически выкопались во второй раз и сделали таки наконец несколько кадров.









Берег водохранилища, там где отступила вода, имел рельеф ну совершенно марсианский, а мне он еще напомнил разводы в чашке капучино.




Дальше мы поехали в сторону Чечни. Проехали город-рынок Хасавюрт, постояли в огромной пробке перед федеральным постом на границе республик и к закату приехали в Грозный.

В этой поездке было еще много чего интересного, но это уже совсем другая история и не про Дагестан.




На этом дневник Антохи инженера-механика заканчивается. Большое спасибо, что дочитали до конца. Мы все очень старались.



Большое спасибо пресс-службе GM за предоставленный автомобиль и министерству печати и информации Республики Дагестан за помощь в организации поездки!

Конец рассказа.

Предыдущая часть | Следующая часть


Оглавление:

1. Дербент
2. Путешествие за ковром
3. Цахур
4. Юг России, Куруш
5. Жизнь высоко в горах
6. Путеводитель по дагестанским заправкам
7. Чиркейская ГЭС
8. Гамсутль. Последний из могикан
9. Дагстайл
10. Записки инженера, Часть I
11. Записки инженера, Часть II
12. Записки инженера, Часть III
13. Кубачи
14. Дагестанская свадьба
15. Грозный
16. Эльбрус
17. Обсерватория Терскол
18. Итоги путешествия. Автомобиль, быт и бухгалтерия поездки

Проект «12 месяцев»

Tags: 12 месяцев, chevrolet, ГЭС, Горы, Дагестан, Кавказ, Люди, Природа, Путешествия, Россия, Свадьба
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →